Может ли стресс быть позитивным? Подходы к проблеме в рамках современных теорий стресса

positiv_3Слово «стресс» зачастую ассоциируется с негативными последствиями для здоровья и психики человека; эта тенденция проявляется не только в обыденном сознании, но и в профессиональных кругах: медиков, биологов, психологов. Само понятие «стресс» было введено в обиход с легкой руки физиолога В. Кэннона (W.Cannon), и затем развито в работах Ганса Селье (HansSelye), и  было сугубо биологическим. Поначалу любые признаки нарушения адаптации организма к действию раздражителей окружающей среды  трактовались как проявления стресса. Понятие довольно скоро стало модным, и частота его употребления в языке с течением времени, пожалуй, только возрастает. Мы привыкли жаловаться своим друзьям и знакомым: «Такие перегрузки на работе! Сплошной стресс». О стрессе говорят по телевизору и пишут в модных глянцевых журналах. Стрессором стали называть любое воздействие, которое заставляет человека встать с дивана помимо его воли. Впрочем, в жизни современного человека действительно достаточно стрессоров.  Какие-то воздействуют на наш организм как биологическую единицу – к ним можно отнести неблагоприятную экологическую обстановку, изменение режима питания и ухудшение качества пищи (засилье фаст-фуда и полуфабрикатов). Другие имеют социально-психологические механизмы: среди основных укажем нехватку времени, постоянную конкуренцию и необходимость карьерного продвижения – неизбежные спутники современного индустриального общества.

Тем не менее, не стоит забывать, что полная изоляция организма от  стрессоров (как биологических, так и психологических) невозможна, да и не нужна. Вспомнить хотя бы о том, что наша иммунная система развивается и укрепляется посредством борьбы с разного рода бактериями и вирусами, вырабатывая антитела и уничтожая вредоносные клетки. А ведь атака вируса с биологической точки зрения однозначно является стрессом. В психологическом развитии сохраняется то  же правило: личность человека не формируется в полной мере, если он не сталкивается с разного рода жизненными трудностями и не учится их преодолевать.

Напрашивается вывод: стрессы необходимы в нашей жизни, вот только какие из них несут пользу, а какие – нет? Обратимся к истории разработки этой проблемы. Еще в первой теории стресса, созданной Г. Селье, были указания на то, что стресс может иметь как позитивные, так и негативные последствия. [1] По мере возрастания уровня стресса возрастает сопротивляемость организма – однако  только до определенного момента. Если воздействия стрессора слишком сильно, наступает истощение сил организма и ухудшение состояния здоровья (систематическое столкновение с такого рода стрессорами при отсутствии адаптации к ним может привести к гибели организма).

В связи с этим Селье выделил два типа стресса: эустресс  (eustress, от лат. «eu» – хорошо) и дистресс  (distress, приставка «dis» — плохой, негативный). Эустресс вызывает активизацию сил организма, готовность к действию, работе. Психологически это может выражаться в увеличении уровня мотивации, подъему общего эмоционального фона и чувству здорового азарта. Дистресс характеризуется вредными последствиями для организма – нарушением функционирования отдельных систем, истощением сил и резким снижением адаптативных возможностей.

Лазарус и Фолкман (Lazarus& Folkman) [2], создали когнитивно-транзактную теорию стресса, делая акцент на взаимодействии окружения и индивидуума в стрессовой ситуации. В этом взаимодействии ключевую роль играет когнитивная оценка происходящего индивидом. Авторы выделили первичную и вторичную оценку; первичная касается выяснения значения данной ситуации для человека, а вторичная – его способностей справиться с этой ситуацией. В процессе первичной оценки индивид может отнести ситуацию к одной из трех категорий: 1) вред или утрата (harm); 2) угроза(threat); 3) вызов (challenge).

Первая категория касается ситуации, когда индивид уже утратил что-то из своих ценностей (смерть близкого человека, разрушение брака, потеря работы, финансовые потери и т.п.). Вторая категория – это ситуации, когда ценности человека подвергнуты риску утраты, но еще есть возможность их сохранения. И третья – когда ситуация предполагает не только утрату чего-либо, но также и приобретение, получение выгоды. Соответственно, если ситуация расценена как угроза, но человек считает, что располагает достаточными ресурсами, чтобы защитить свои ценности, то разрешение такой ситуации вызывает положительные эмоции: ощущение собственной силы, уверенности в себе, радости и т.п.

Но еще более полезным для развития может оказаться ситуация, оцененная как «вызов»: тогда человек, оценивая возможные выгоды и потери, сознательно идет на риск, вовлекается во взаимодействие с окружением, стремясь обрести новые ценности или приумножить имеющиеся. Группа ученых – Тедеши, Парк и Кэлхоун (Tedeschi, Park, Calhoun) [3] исследовала изменения в психологической сфере у людей, переживших тяжелые психические травмы (смерть близкого человека, выживание в условиях наводнения, пожара, боевых действий, тяжелой болезни и т.п.). Специально для этих целей был разработан опросник PTGI (Posttraumatic Growth Inventory). Было выявлено, что некоторая часть людей, выживших в кризисных ситуациях, не только справляется с последствиями травмы (депрессия, отчаяние, потеря смысла жизни), но и выходит на новый виток развития, приобретая новые ценности, становясь устойчивее перед лицом неблагоприятных событий.

Этот процесс изменения внутреннего мира личности и его результат были названы термином «посттравматическое развитие» (posttraumatic growth). Авторы сравнивают травму с землетрясением в психической сфере человека: старые ценности и способ мировоззрения бывают разрушены до основания, и нужно восстановить целостность внутреннего мира, избавившись от обломков и опираясь на то, что уцелело. В качестве факторов, способствующих посттравматическому развитию, авторы выделяют способность отказаться от прежних целей, который в новых обстоятельствах потеряли смысл; способность к самораскрытию, проявлению своих эмоций и страхов (в любой форме – устной, письменной, творческой); способность к изменению своего внутреннего диалога, «мысленной жвачки» с негативной на более позитивную (например, не «почему это случилось именно со мной, чем я заслужил это?!» а «я смог выжить после этого, и смогу устроить свою дальнейшую жизнь по собственному усмотрению»); поддержка социума.

Антоновский [4], исследуя опыт людей, переживших концентрационные лагеря, искал то, что помогало им выжить и сохранить самообладание.  Он ввел понятие «чувство когерентности» (senseofcoherence), обозначающее глобальную ориентацию индивида по отношению к миру, чувство, что окружающий мир понятен и существует возможность влиять на него, а также что ситуация сложится так, как можно это разумно предвидеть. Чувство когерентности складывается из трех частей: 1) понятность (comprehensible) -понимаю происходящее и могу предположить, что будет дальше; информация, которую я получаю от мира, является упорядоченной и имеет смысл; 2) управляемость (manageability)  — в моем распоряжении есть средства для того, чтобы справиться с требованиями окружающего мира; 3) значимость (meaningfulness) – то что я делаю, имеет смысл.

Чувство когеренции не обязательно должно распространяться на все сферы жизни, достаточно одной или нескольких. Люди с высоким чувством когеренции способны переживать положительные эмоции даже в самых трудных ситуациях; у них есть мотивация для того, чтобы преодолевать трудности, поскольку они видят в этом смысл. Они не стремятся к тотальному контролю происходящего, но с удовольствием вовлекаются в те виды деятельности, которые считают ценными. Можно сделать вывод, что степень позитивного влияния стресса на конкретного индивида определяется следующими факторами: общей установкой по отношению к миру и происходящим в жизни событиям (этот аспект проблемы рассматривается в концепции Антоновского); характером когнитивной оценки конкретной стрессовой ситуации (теория Лазаруса и Фолкман); характером преобразования внутренних конструктов личности после столкновения со стрессовой ситуацией (исследования Тедеши и др.). Отметим, что влияние оказывают некоторые темпераментальные характеристики, черты личности человека, стиль поведения (копинга) в стрессовых ситуациях, что осталось за рамками обзора данной статьи.

Список литературы

  1. Селье Г. Стресс без дистресса. — М.: Прогресс, 1979.
  2. R.S.Lazarus, S.Folkman, Transactional theory and research on emotions and coping, //European Journal of Personality, 1987, vol.1
  3. R.G. Tedeschi, C. L. Park, L.G. Calhoun, Posttraumatic Growth: Positive Changes in the Aftermath of Crisis, Lawrence Erlbaum Associates Publishers, 1998
  4. A.Antonovsky, Health, Stress and Coping, San Francisco, Jossey-Bass, 1979

Как цитировать эту статью:

Завалко Д.А. (2009). Может ли стресс быть позитивным? Подходы к проблеме в рамках современных теорий стресса. В сб.: Материалы IX Республиканской научно-технической конференции студентов, магистрантов, аспирантов и молодых ученых 22-24 апр 2009г., изд-во ВКГТУ им. Д. Серикбаева, г. Усть-Каменогорск.

Вы можете оценить эту статью

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading ... Loading ...